10 января 2020

"Наша суть – горный бег." Марафон Конжак: путь от идеи к легенде. Интервью с Александром Никишовым

Есть в России забег, который существовал и собирал массы участников задолго до того, как мы здесь все собрались под названием "Трейлраннинг". Потому что воплощать в жизнь свою идею можно без каких-то привязок к ярлыкам и штампам. Однажды, группа любителей уральских гор решила провести забег на вершину Конжаковский камень. И это был 1996 год. С тех пор этот старт неизменно привлекает сильнейших атлетов со всей России, а также из за рубежа, а слово "Конжак" известно, пожалуй, большинству тех, кто в теме бега по пересеченной местности. В 2020 году "Конжак" отметит свое двадцатипятилетие. Организатор легендарного международного горного марафона "Конжак" Александр Алексеевич Никишов раскрывает секреты вечной молодости одного из самых известных горных стартов России. 

Международный горный марафон "Конжак" - участник номинации "Лучший горный трейл" Российской Премии Трейлраннинга.

- В каком году и при каких обстоятельствах пришла идея провести марафон «Конжак»? Кто стоял у истоков? Почему выбрали именно это место?

- Идея созревала несколько лет. В те годы (начало 90-х) я активно играл в футбол и волейбол (на городском и областном уровнях), гонял на лыжах, бегал марафоны. Но главной любовью были семейные горные походы, причем и зимой, и летом. Мы с женой и двумя сыновьями уходили на неделю-полторы в горы, и эти дни превращались в настоящие приключения вдали от цивилизации.

Так случилось, что первой моей горой оказался именно Конжаковский Камень. Двухдневный поход в декабре получился экстремальным из-за мороза и пурги. И… неудачным. Но через неделю я вернулся. Конжак пленил душу безоговорочно и навсегда. Привлекал он еще и тем, что являлся высшей точкой на огромной территории Свердловской области.

Летом мы прошли конжаковский маршрут несколько раз, и я убедился, что легким бегом, трусцой трассу вполне можно преодолеть. К тому же меня стал осаждать любитель-экстремал Альберт Баранов, наш местный «шукшинский чудик», мечтавший забежать на вершину босиком. Так, благодаря многим составляющим, я решил соединить любовь к горам и марафону. И в 1996 году мы группой друзей организовали первый забег.

"Наша суть – горный бег."

- Какова была цель проведения первых стартов? Мечтали о массовости или международном статусе?

- Главной целью являлось привлечение жителей нашего города и поселков к активному образу жизни и единению с природой. Оказывается, многие люди и не подозревали о существовании такой жемчужины прямо у себя под боком. Но это же абсолютно другой мир, оторванный от благ цивилизации. Это храм, это рай, это обретение счастья.

О популярности или международном статусе мы вообще не задумывались. В те же годы мы проводили Краснотурьинский весенний марафон (на равнине), и он уже входил в первую десятку российского рейтинга по числу финишировавших спортсменов. Так что амбиции в отношении «Конжака» начисто отсутствовали.

- Как в 90-х государство относилось к проведению подобных мероприятий? Помогали, мешали или вообще никак?

- Государство, как объект или партнер, было от нас далеко. Я допускаю, что государственные мужи даже и не слышали, что где-то на Северном Урале уже несколько лет сотни людей охвачены мистической идеей не просто взойти, а именно забежать на вершину.

Первые годы нам помогала администрация города Краснотурьинска и частные предприниматели, которые изготавливали номера, атрибутику и предоставляли призы. И только на пятый марафон к нам присоединилось градообразующее предприятие – Богословский алюминиевый завод, выделивший средства, транспорт и обеспечивший марафон отрядом спасателей.

- В те годы вы себя как классифицировали? Горный бег, кросс?

- С самого начала мы представляли себя исключительно как горный марафон. Кросс – это бег по пересеченной местности, для коей годится и трава, и грунтовка. А у нас – чисто горный ареал с различными климатическими зонами.

- Говорят, что на «Конжаке» огромный разрыв в уровне подготовки людей: от совсем не бегунов до элиты. Так ли это? Каково примерное процентное соотношение этих категорий. Меняется ли цифра год от года? Какое среднее время преодоления марафона среди мужчин и женщин?

- А вы не задумывались, кому труднее преодолеть дистанцию – мастерам спорта или новичкам? Да, кто-то проносится за 3-4 часа, а кто-то «ползет» 10-11 часов. Но я убежден, что настоящие победители как раз из последних. Они преодолевают не только трудности, но и самих себя. Порой на грани самопожертвования и отчаяния. И вот тут разрыв или пропасть в мастерстве, тренированности вовсе не важны. Победителями становятся все. В этом и заключается прелесть «Конжака».

Теперь по категориям участников. Большинство все же бегуны. 50 человек выбегают из 4-х часов, 150 – из 5 часов, около 400 – из 6 часов, около 600 – из 7 часов, около 800 – из 8 часов.  Кто-то сочетает бег с ходьбой, а кто-то – исключительно шагает, но это те люди, кто никогда и не бегал.

Самые быстроногие способны преодолеть дистанцию за 3 часа, а, скажем, неподготовленные участники – за 10-11 часов. Таким образом в среднем получается 6-7 часов. Это время тех, кто равнинные марафоны бежит за 3-3:30.

- Насколько постоянен участник «Конжака»? Мотивация элиты понятна. А вот что привлекает простых людей приезжать к вам из года в год? Верно ли, что это в основном жители вашего региона? У вас есть люди, кто с вами с первого года проведения?

- Костяк участников марафона сформировался давно. Кто приезжал пять раз, тот приедет и в десятый, и в пятнадцатый. В последние годы к нам прибывают солидные команды из Екатеринбурга, Перми, Ханты-Мансийского округа. Количественно они уже превосходят местных участников.

«Конжак» – это такая сокровищница, которая помимо природных прелестей окунает в неповторимую человеческую ауру дружбы, уважения, взаимопомощи  и дает каждому шанс стать сильнее, крепче, увереннее. Многие в обыденной жизни таких возможностей не видят. Вы же знаете нашу действительность.

В волонтерской команде, готовящей марафон, есть металлург Богословского алюминиевого завода Виктор Иванович Васин. Он рядом со мной все 24 года. Есть парни и девчата, у кого за плечами 23, 22, 21 и 20 марафонов.

- О мотивации элиты. У вас один из сильнейших составов участников. Не секрет, что суть в призовых. Когда вы впервые начали ставить на кон денежные средства, весомые подарки? Насколько сильно выросли призовые с первого года?

- А вот вы и не угадали! Выскажу, казалось бы, парадоксальную мысль: даже элита приезжает не только за призовыми. Уж точно не бОльшая ее часть. Я это знаю, исходя из многолетнего общения с ведущими спортсменами. У нас планировать выигрышный куш наивно, ведь непредсказуемо можно травмироваться, сломаться – и ты уже не на коне. Так что даже самых маститых манит сюда человеческая атмосфера и волонтерское отношение.

В первые годы о призах всерьез никто не думал, это был истинно народный марафон, где все равны. И те, кто выигрывал магнитофон, чайник или утюг, радовались совсем не этому.

С приходом более серьезных спонсоров появилась возможность награждать денежными эквивалентами. Если победителю «Конжака-1997» Виктору Вандышеву вручали стереомагнитолу за 800 рублей, то в 2012 году победители получили по 300 тысяч рублей. А благодаря помощи Дениса Паслера и Сергея Бидонько выставлялись квадроциклы стоимостью 300 и 500 тысяч. 

- Из каких средств складывается призовой фонд? Это стартовые взносы? Деньги региона или спонсоров?

- Вы перечислили все три составляющие, на которые и живет марафон.

- Вы - один из примеров, как привлекать элиту. Но бывало ли на вашей практике, что не удавалось выплатить обещанные призовые? Сейчас периодически возникают такие ситуации на забегах. Как себя вести и что делать организатору, если это действительно форс-мажор и такое произошло без злого умысла?

- А мы никогда конкретно никакие суммы и не обещаем, просто говорим о призах. Наверное, это лучший способ, чтобы в случае чего не сесть в лужу. А если у кого-то возникают абсурдные ситуации с невыплатой, то надо смотреть в корень: для чего такие старты организуют и проводят…

- Сколько у вас сейчас человек в команде организации? Это постоянная работа? Сколько человек работает на трассе в день проведения забега?

- Марафон готовит оргкомитет из 15-20 человек. На подготовку трассы выезжают 20-30 человек. Марафон обслуживают 150-170 волонтеров на шести контрольных пунктах, плюс судьи, медики, связисты, спасатели и целая бригада поваров в финишной столовой.

- У вас есть интересные цифры? Например, сколько воды/гречки/фруктов уходит на забег? Сколько семейных пар образовалось благодаря «Конжаку»?

- Обычно хватает одной тонны минеральной воды и полтонны соков. Самое востребованное на пунктах – лимоны, бананы, изюм, курага, арахис, сироп шиповника. Каждая позиция – до 60 кг. А в 2019 году, благодаря новому спонсору «Спортферма», всем участникам были предоставлены гели и изотоники.

Да, семьи на «Конжаке» создавались. Знаю до десятка случаев – и среди волонтеров, и среди бегунов.

- Делаете ли вы какие-то вложения в маркетинг или ваше имя работает на вас?

- Мы даже рекламой особо не занимаемся, потому что «Конжак» сам говорит о себе.

- Как часто к вам приезжают участники из дальнего зарубежья? Я помню историю о марафонцах из Африки. Расскажите, что в вашем случае означает «Международный марафон «Конжак»? 

- Начиная с третьего марафона, еще ни один старт не обходился без гостей из-за рубежа. Всего же у нас побывали представители 20 стран. В 1998 году прибыли участники из Германии и Казахстана – так марафон стал международным и обрел свое название. 

- Соревнования в каких статусах в рамках «Конжака» вы успели провести? Был ведь и скайраннинг, и трейлраннинг? Что-то еще? Кубки?

- Нам доверяли провести несколько этапов Кубка России по скайраннингу, чемпионат страны в этой же дисциплине, затем чемпионаты Свердловской области и России по Трейлу. Я уже говорил, что наша суть – горный бег.

- В таком случае, что вы получили от того, что в этом году у вас был проведен первый ЧР по трейлраннингу? Это повлияло на какие-то процессы организации?

- Добавило сложностей и ответственности.

- Как относитесь к официализации трейлраннинга в легкой атлетике и всей этой истории с баном России? Ведь теперь к любому участнику на вашем старте могут прийти допинг-офицеры. Как у вас вообще работает система допинг-контроля? У вас были случаи положительных проб или дисквалов по другим причинам? Ведь в сравнении с многочисленными трейлами вы куда известнее на уровне официального спорта.

- Никаких случаев положительных проб у нас не было. А к приему допинг-офицеров на первом чемпионате страны мы были готовы.

- Бывало ли такое, что из-за непогоды вы корректировали или вообще отменяли гонку? Как работаете с аудиторией, чтобы правильно донести информацию?

- Дважды мы сокращали дистанцию (2009, 2015) из-за невозможности передвижения по камням, покрытым льдом. Непопулярное решение принимается только в день старта.

- Верно ли, что много лет с вами экипировочный партнер ASICS? Бренд на рынке российского трейлраннинга малоактивен, но каждый год мы его видим на ваших номерах. 

- Да, ASICS был генеральным партнером 12 лет. Считаю большой удачей, когда наш тренер по легкой атлетике Владимир Иванович Аверьянов встретился с директором Московского филиала фирмы Александром Ивановичем Полуниным, и тогда все решилось. Со временем приоритеты, видимо, сменились. Но мы не в обиде, надо быть благодарными.

- Говорят, что экологическая обстановка в районе Конжака сейчас не лучшая.  Как сам факт проведения марафона влияет на ситуацию?

- Экология в связи с разработкой карьера дунитов осталась неизменной. А наличие самого марафона даже спасло и оставило нетронутой нашу трассу.

- Название вашего марафона часто произносят с приставкой «легендарный». Если без лишней скромности, назовите, пожалуйста, какие действия должен предпринять организатор, чтобы о его забеге спустя годы говорили именно так.

- Посвятить детищу и душу, и сердце.

 

- У вас есть какие-то планы развития? Новые дистанции? Новые цифры участников? Или «Конжак» как «Зегама» - какой есть, таким и останется?

- Рекорды нас не волнуют. Пусть «Конжак» остается прежним, каким его узнали тысячи людей.

- Наверное, у вас стоит узнать самое непредвзятое мнение. Почему уральские спортсмены такие сильные?

- Потому что они уральцы. А Урал – это сила!

Телеграм-канал @mountainrace!
Актуальные новости трейлраннинга и скайраннинга, обзоры, интервью, блоги
Подпишись!
Александр Ивакин

Редактор и со-основатель проекта Mountain-race.ru.

Бегаю трейлы, скайраннинг и пишу об этих видах спорта с 2012 года.